Владимир Шахиджанян: Соло на клавиатуре онлайн

В разделе «Ищу Вас» https://nabiraem.ru/communication/ можно найти единомышленников. Не игнорируйте такую возможность

← Поместить свой девиз
Есть вопросы или предложения?
Пишите нам.
Cмотрите! Выбирайте! Общайтесь!
Гонки на клавиатуре

Поднять запись

    Чтобы комментировать запись, войдите на сайт, используя свой адрес электронной почты и пароль, или зарегистрируйтесь, если вы этого ещё не сделали.

    27 февраля польскому актёру театра и кино, писателю Даниэлю Ольбрыхскому исполняется 75 лет.

    Этот замечательный актер, как ни странно, не закончил факультет актерского мастерства в Варшавской государственной высшей театральной школе (в 1971 году он сдал экзамены), поскольку дебютировал в кино ещё на первом курсе в фильме «Раненый в лесу» (1964) режиссера Януша Насфетера.

    Следующий фильм – «Пепел» (1965), отодвинул этот дебют в тень. Одна из главных ролей (Рафал Ольбромский), сыгранная в фильме Анджея Вайды, стала началом многолетнего сотрудничества двух художников. Стажировка в команде Вайды заменила Ольбрыхскому актерское образование.

    «Это было лучше, чем просто школа, – говорил актер, – практика у мастера и одновременно участие в создании настоящего искусства».

    После этой роли молодой актер сразу же получил следующие несколько предложений: у Януша Моргенштерна сыграл в фильмах «Потом наступит тишина» и «Йовита», а у Юлиана Дзедзины – в фильме «Боксер». В 1969 году актер вернулся к сотрудничеству с Вайдой, снявшись в «Охоте на мух» и «Всё на продажу». Этот последний фильм был данью уважения великому трагически погибшему Збигневу Цибульскому.

    «Он занял (в фильме) место умершего Збышека. Будто похожий на его младшего брата, он принимает его роль», – отмечает кинокритик Тадеуш Соболевский («Фильм» 1975, №18).

    Ольбрыхский стал кумиром семидесятых годов, однако совершенно иным, чем Збигнев Цибульский. 1970 год принес актеру роли в фильмах Вайды, совершенно непохожие на предыдущие. Предложение сыграть в «Пейзаже после битвы» по прозе Тадеуша Боровского стало большой неожиданностью для актера, который не представлял себя в роли холодного наблюдателя, подавленного человека, потерявшего жизненную силу, который пытается вернуться к жизни после кошмара Освенцима. Точно так же трудна для него была роль отчаявшегося, внутренне перегоревшего после смерти жены вдовца в фильме «Березняк» по прозе Ярослава Ивашкевича.

    Сыграв в фильме «Потоп» (1974), Ольбрыхский создал правдивый в своих противоречиях образ – из вояки и задиры ему удалось сделать персонажа мыслящего и почти трагического.

    «Я знал, что должен сделать из себя культуриста, поскольку зритель знает этого великолепного персонажа еще со школы и жаждет, чтобы он выглядел наилучшим образом. Я должен был накачать отличную мускулатуру, хорошо ездить верхом, научиться фехтовать», – рассказывал актер.

    Фильм оказался очень удачным и был номинирован на «Оскар». Спустя некоторое время после окончания съемок «Потопа» он снова сыграл у Вайды в фильме «Земля обетованная» (1974), где исполнил роль молодого шляхтича Боровецкого, человека, который ради карьеры готов на любую подлость. В этой роли актер продемонстрировал исключительное мастерство и точность, ведь играл “против себя:

    «Когда я начинал карьеру, то думал, по простоте душевной, что всегда буду играть то, что чувствую, то есть героев прямолинейных и благородных».

    Заграничную карьеру он начал в 1979 году в связи с отъездом из Польши. Актер путешествует по всей Европе, играя в итальянских, французских, немецких, греческих фильмах, а после 1990 года – и в российских («Сибирский цирюльник» Никиты Михалкова).

    Партнерами Даниэля Ольбрыхского по съемочной площадке были великие актеры: Мишель Пикколи, Изабель Юпер, Марина Влади, Лесли Карон, Ханна Шигула, или такие легенды кино как Берт Ланкастер и Симона Синьоре.

    Особое место в жизни актера занимает театр. С 1969 года он выступает на сцене театра «Teatr Powszechny», а позже в Национальном театре.

    Ольбрыхский стал первым польским актером-звездой “западного” типа. Он не испытывал комплексов, попав в мир большого кино. Его энергия импонировала. Об актерстве он однажды сказал:

    «Искусство для меня – выражение человека, а актерство – самое полное воплощение человеческих переживаний, (…) поскольку выражает человека с его собственной перспективы. Не нотами, не красками, не словом, но собственным телом, психикой, воображением актер передает свое знание о человеке» («Фильм» 1974, №29).

    Источник

     

    Великий русский офтальмолог Владимир Петрович Филатов родился 27 февраля 1875 года в Симбирске (Ульяновске) в семье врачей: четверо из шести братьев старшего поколения Филатовых были врачами. Абрам  — акушером-гинекологом, Нил — талантливый педиатр, основоположник российской педиатрии, Фёдор и Николай — также известные врачи. Земским врачом, хирургом и окулистом одновременно был его отец — Петр Фёдорович Филатов. Нил Фёдорович читал курс детских болезней в Московском университете. Туда, на медицинский факультет, поступил в 1892 году Владимир Петрович Филатов.

    Будущей врачебной специальностью Владимир Филатов выбрал офтальмологию.

    В то время среди преподавателей университета был ряд выдающихся учёных: кафедру глазных болезней возглавляли одни из лучших офтальмологов того времени — Алексей Маклаков и Адриан Крюков, курс внутренних болезней читали Григорий Захарьин и Алексей Остроумов, хирургии — Николай Склифосовский и Александр Бобров, педиатрии — Нил Филатов, физиологии — Иван Сеченов, анатомии — Дмитрий Зернов, физики — Александр Столетов. На каникулах Владимир Петрович работал под руководством отца в земской больнице, помогая ему во время амбулаторного приема больных и ассистируя при операциях. В Симбирске молодой студент впервые близко познакомился со страданиями больных. Так он заинтересовался проблемой помощи людям, которые потеряли зрение из-за бельма.

    После окончания учёбы, практикуя в клинике своего учителя, Адриана Крюкова, Филатов искал способы пересадить роговицу так, чтобы она не мутнела.  Вскоре Филатов перешел на работу в Московскую глазную больницу. Здесь, на большом клиническом материале, он три года занимался изучением различных форм заболеваний, совершенствовал свою оперативную технику.

    Получив приглашение от профессора Сергея Головина, Филатов в 1903 году переехал в Одессу. Ординатура и ассистентура в клинике профессора Головина, работа над диссертацией и военная служба на долгие годы отодвинули мысль о пересадке роговицы. Головин был учителем и руководителем Филатова, который с 1906 года состоял его ассистентом. Темой своей диссертации Владимир Филатов взял «Учение о клеточных ядах в офтальмологии». Обширное исследование должно было быть посвящено влиянию нормальных и ядовитых для клеток сывороток на глаз. 

    В 1908 году Владимир Петрович с блеском защищает диссертацию и становится главным помощником Головина. А через год начинает преподавать офтальмологию в Новороссийском университете и вскоре становится заведующим кафедрой и клиникой глазных болезней. Но ему по-прежнему не удавалось полностью пересадить роговицу. Успешно провести операцию ему удалось в 1931 году — для этого потребовалось почти 24 года практики и специальный набор инструментов, который разработал А. П. Марцинковский.

    Среди научных достижений Владимира Филатова трудно выделить что-то одно. Благодаря его усилиям пересадка роговицы стала доступной множеству пациентов. К началу войны Владимир Петрович и его ученики прооперировали около 1000 глаз – больше, чем окулисты других стран за 120 лет. Филатов писал: «Мы имеем и случаи стопроцентного восстановления зрения с возвращением полной трудоспособности».

    Большой известностью пользуется предложенный Филатовым и получивший широкое распространение в восстановительной хирургии метод пересадки кожи при помощи так называемого круглого кожного стебля. Применение этого метода дает возможность не только закрывать дефекты, возникающие при травмах и образующиеся после удаления рубцовых и измененных тканей, но и восстанавливать утраченные и деформированные органы (нос, губы, пищевод, мочеиспускательный канал и т.д.). Метод очень пригодился во время войны, когда пришлось восстанавливать не только глаза, но и лица сотен тысяч раненых.

    Он обнаружил, что ткань донора, лишенная питания и хранящаяся при низкой температуре, способна стимулировать жизненные процессы организма реципиента. Тканевую терапию стали использовать для лечения не только глазных заболеваний, но и незаживающих ран, туберкулеза, волчанки…

    В Одессе, на Пролетарском бульваре, есть красивое здание. Это Украинский экспериментальный институт глазных болезней имени академика В. П. Филатова. Владимир Петрович с 1936 года был директором этого института. Смерть настигла его на рабочем месте 30 октября 1956 года.

    По материалам источников

     

    Нравится
    3
    Не нравится
    0
    Вы не можете голосовать за посты.
    41 просмотр
    Комментариев нет
    Прямой эфир
    04.04.2020 20:24
    Владимир Алый оставил комментарий к теме в «Поговорим»: Никак не выходит
    04.04.2020 20:08
    Владимир Алый оставил комментарий к теме в «Поговорим»: Никак не выходит
    04.04.2020 19:51
    Татьяна Иванова оставила комментарий к теме в «Поговорим»: Никак не выходит
    04.04.2020 19:27
    Дмитрий Репецкий прошел 40 уроков русского курса



    Наверх
    Владимир Владимирович Шахиджанян прислал Вам письмо с очень важной информацией. Пожалуйста, прочтите сообщение.
    Прочитать