Владимир Шахиджанян: Соло на клавиатуре онлайн

Да, я учился на своих ошибках и, уверен, могу повторить их с блеском

← Поместить свой девиз
Наши сайты:
ergosolo.ru, 1001.ru
Есть вопросы или предложения?
Пишите нам.
Не торопитесь жить!
Гонки на клавиатуре

Культура : ДОМ ЛИСТЬЕВ - СТРАННАЯ КНИГА.

Поднять запись

    Чтобы комментировать запись, войдите на сайт, используя свой адрес электронной почты и пароль, или зарегистрируйтесь, если вы этого ещё не сделали.

    Добрейший день уважаемое сообщество! Прошу прощение, что появляюсь крайне редко. Учусь и делаю музыкальный проект. Ну, это как всегда - дел много, сил мало, а хочется всего и сразу. Однако, существуют вещи, вгоняющие меня в ступор. Очередным таким ступором явилась весьма странная книга, свои размышления о которой я и хочу представить на суд почтеннейшей публики.

     О Листьев Доме размышления и фантазии.

    Как возможен такой ДОМ. Как объяснить его существование. Вот некоторые предположения о том, что это могло быть такое. На Землю упало «нечто» инородное. Упало, и провалилось под землю… Кануло в болотах… Маленький камешек, содержащий внутри себя капсулу… с антивеществом?.., тёмной материей?.. частичкой многомерного пространства?.. соприкоснувшийся с поверхностью Земли десять тысяч, сто тысяч лет назад… Первое упоминание относиться к 1610 году, когда случайно нашли «лестницу».

    Кстати, весьма странно, что в романе, практически, никак не обыгрывается связь ДОМА на Ясеневой улице с таким знаменитым историческим местом, как Джеймстаун – первым поселением англичан в Северной Америке, названого в честь Английского Короля Якова Первого. Автор предпочёл ограничиться мелкой псевдоисторической справкой.

    Так или иначе – этот маленький камушек стал причиной некоторой локальной смысловой аномалии, нагло опрокидывающей свойства, столь привычного для нас, окружающего Мира. Не говоря уже о неработающем компасе или невозможности изотопного анализа. Инородное тело, проникшее в материю Земли. Заражающее нашу привычную материю. И материя борется с ним. Блокирует его внутри себя – как занозу, засевшую слишком глубоко, чтобы её вытащить. Пытается разложить это инородное тело, уничтожить его болезнетворное влияние.

    И в результате этой борьбы, через сто десять лет Земля потребовала от людей построить на месте падения этого «нечто» ДОМ.

    И ДОМ – как саркофаг закрыл от Мира очаг заражения. И никто не знает – прогрессирует ли под ним болезнь, разлагается ли потихоньку это инородное тело. Или всё замерло от невозможности ни проиграть, ни одержать победу. И только люди, обладающие разумом и сознанием – этой высшей формой материи – способны своим присутствием внутри ДОМА – если и не переломить ситуацию, то дать Земле новые силы в борьбе с этой заразой. Люди – как лекарство, как антибиотики. А что происходит с больным организмом, когда ему дают антибиотик. У него повышается температура. Борьба с недугом усиливается. ДОМ ходит ходуном, бросая в топку борьбы с болезнью людские жизни. И только когда в нём никто не живёт – становится обычным, светлым и уютным домом.

    И всё это на фоне нескольких историй любви. Душераздирающих писем матери, которые можно читать просто как отдельный роман.

    А что, если написать страшно. Страшно до дрожи. Переплести, переплести по-настоящему меж людские отношения и столкнуть их с совершенно немыслимым кошмаром. Столкнуть осторожно. Для начала увлекая читателя проблемами семейного быта, в котором вдруг начинают пропадать и появляться вещи. Появляться видоизменёнными. Пусть дети теряют жёлтую пластмассовую птичку с красными крылышками, а находят ту же птичку, но только зелёную и с фиолетовыми крылышками. Сами дети могут даже ничего не заметить. Но какого родителям!!! Дальше – больше. Обои оттеночки поменяют. На шторах рисуночек поплывёт. Всякие кладовочки, чуланчики, антресольки. То появляются, то исчезают. Дом большой. Сразу всё не запомнишь. Где-то пол просел. Где-то полочка книжная появилась, исчезла и снова появилась. Коридорчик взял, да и удлинился. Совсем немножечко. Ну, окошко слегка вытянулось. Дверной проёмчик вместе с дверью сузился. Глядишь, у читателя крыша и съедет. И шумовое оформление не понадобится.

    А что же делает Данилевский. Он превращает роман в некоторый документальный отчёт. Или псевдо-документальный отчёт, завершающийся двумя оборотами повествовательной рекурсии, когда Нэвидсон читает «Дом Листьев» сжигая страницы и Труэнт слушает песню про «коридор».

    Но и это ещё не всё. Выходит, что вся эта история с «Плёнкой Нэвидсона» является смысловым вирусом, поразившим мозг слепого старика и способного заразить любого, кто достаточно близко соприкоснётся с его великой выдумкой про плёнку о странном ДОМЕ.

    Прибавим к этому ещё и пляшущий текст, превращающий пять страниц в пятьдесят, и, всё же, так хорошо работающий в «письмах матери», усиливая ощущение её безумия. «Письма матери из сумасшедшего дома» – вот, пожалуй, самая сильная и – действительно – самая страшная часть романа. Ибо что может быть страшнее человеческого безумия. Тем более, безумия прогрессирующего.

    Сильные ходы? Безусловно сильные. Только все ли они нужны?!.. Просто, чтобы фантастика воспринималась реальнее?.. Но ведь подобная практика может вызвать и обратный эффект. Кстати, к сожалению, такая излишняя документальность иногда характерна и для романов Стивена Кинга, где, порой, встречаются цитаты из реально существующих периодических изданий.

    Или, возможно, я просто не приучил себя читать газеты. А Стивен Кинг и Данилевский правы…

    Ну просто расспросить некоторых специалистов – чего они боятся больше всего. Например, у некоторых спелеологов проявляются признаки клаустрофобии при прохождении особо узких участков подземелий. Опасность некоторых каменоломен заключается в возможности обрушения потолка, в тот момент, когда мимо твоего взора проползает твой собственный хвост. Именно потолка, но не стен, ибо вряд ли найдётся спелеолог, рискнувший обследовать полости с шагающими стенами. Хотя бы из-за проблем с навеской.

    Как-то один художник заметил, что искусство – это «чуть-чуть». Развивая эту мысль, можно предположить, что ссылки на реальные факты и документы в фантастическом романе – лишь приправа к супу, способная превратиться в кулинарный молоток – вроде кетчупа или майонеза – если её количество превысит некоторую норму. А то и просто сделать блюдо абсолютно несъедобным. Хорошим примером использования псевдо-документальной съёмки является фильм «Тихоокеанский рубеж».

    Однако, чего в романе действительно не хватает, так это двух – всего двух – QR кодов. «Чем ДОМ не является и на что он не похож», а также «Какая инженерная и отделочная начинка в ДОМЕ отсутствует». Пусть это будет два видеоряда из архитектурных стилей, технических устройств, материалов и фактуры. С закадровым голосом и музыкальным сопровождением.

    Ну, или вообще. Пусть роман превратится в многотомный комикс с раскладными картинками, фотографиями, текстовыми заметками, QR кодами и большим пребольшим конструктором ЛЕГО в придачу. Где винтовая лестница будет удлиняться и сокращаться, лабиринты увеличиваться и уменьшаться, а сам ДОМ – от души ходить ходуном. Пусть появятся игры. Компьютерные и особенно – настольные. Большие пребольшие. Пусть будут фильмы. Фильмы и сериалы. Пусть появятся супермаркеты, парки и аттракционы на тему «Дома Листьев». Сколько творчества, сколько фантазии, сколько высокооплачиваемых рабочих мест!!!

    И всё же непонятно, чем так увлекателен роман в его нынешнем виде…

    Или, может быть, просто переписать роман в виде обычной книжки без картинок. И сделать его действительно интересным и захватывающем…

    Ну, просто, чтобы совсем оторваться было нельзя…

     

     

     

    Нравится
    3
    Не нравится
    0
    Вы не можете голосовать за посты.
    290 просмотров
    7 комментариев

    Андрей Валерьевич, добрый день! 

    Я  ничего сказать Вам не могу по сути Вашего вопроса, и книгу эту не читала, да и читаю очень мало я вследствие ума износа. Но написала Вам, чтоб поприветствовать, чтоб с Вами подобрососедствовать, сказать, что рада видеть Вас! Мой ум, конечно, износился, но сил душевных есть запас!

    Я тоже редко захожу сюда, прям как в пустыню талая вода, и тоже, потому что, как у Вас, "ведь много дел, таков удел... Да, много дел, а сил не очень". Хоть слог ещё и не отточен, а я, в ущерб сейчас вот делу, строчу всё здесь стихом я белым, строчу стихом довольно смело, пусть и в ущерб тому же делу...

    Случайно просто я зашла и вот увидела Ваш пост. И рифма вроде как пошла. И этот пост Ваш, он не прост! Да, пост не прост, а я проста, пишу Вам с белого листа.

    На сайте часто я бываю, и в Гонках чуть не каждый день. И каждый день почти гоняю, и мне гонять совсем не лень. Хоть никого не догоняю, зато я опыт забираю. Почти я каждый день бываю и этот опыт примеряю.

    А вот в раздел "Поговорим" заглядываю редко очень... бывает, утром; днём, бывает; бывает, даже ближе к ночи. И я сейчас предпочитаю всё ж больше действовать и меньше говорить. И ничего здесь не читаю, хоть и могу глаза задействовать. Поэтому стараюсь не входить.

    Но я не против разговоров, особенно когда я тему понимаю. Зато всегда я против споров. А почему? Да я не знаю.

    p.s. За многословье в этих мыслях прошу меня всё ж извинить. Писать стихом я Вам пыталась, и надо рифму тут винить.

    Когда ты с рифмою застрянешь, любые мысли ведь притянешь! 

    Потом ещё, быть может, отточу. Ну а пока вот я те рифмы кручу, верчу, кручу, верчу...

    p.p.s. А комментарий этот, кстати, на музыку ведь можно положить... да, положить, конечно, можно!
    И комментарий тот прожить, да и пропеть вполне возможно!
     

    И комментарий этот дружно... тогда все дружно будем петь! А остальные все солисты, которые вот не артисты, они ведь станут нам свистеть! Они ведь уши все заткнут. Они ведь дружно все вздохнут. Потом опять станут свистеть. Попросят нас они не петь. Чтоб не мешали мы им Соло... да, не мешали проходить. И чтобы музыкой своею мы их не смели изводить!

    И комментарий этот вечный. Какой-то он ведь бесконечный... И так ритмично, динамично, хоть и, конечно, необычно!

    Такой вот получился рэп. Возможно, он слегка нелеп. Зато он от души писался. Возможно, где-то отозвался…

     

    Здравствуйте, уважаемая Наталья Николаевна!

    Спасибо Вам за такой светлый и пространный комментарий. Очень рад с Вами встретиться в сообществе СОЛО. Я откровенно не рекомендую Вам читать эту книгу. И тем более её приобретать. Всё-таки больше тысячи рублей она стоит. Почитайте лучше другие рецензии на неё и Вам всё станет понятно. Книга задумывалась как роман ужасов. Но автор - для пущего эффекта - задумал представить роман в форме псевдо документалистики. Ну, и книга перестала быть читаемой. Вообще, у меня складывается впечатление, что люди не умеют сочинять так, чтобы было страшно. Чаще получается смешно, а не страшно. Интересно, а Вам когда-нибудь попадались действительно страшные книги? Если попадались, то расскажите мне о них.

    И ещё. Относительно стихов. Может быть я не прав. Просто я считаю, что мне повезло с некоторыми учителями, которые сумели мне объяснить некоторые вещи. Понимаете, в чём дело, стихи - это некоторый вид искусства. А искусство требует к себе аккуратного прикосновения и деликатного отношения. Поэтому у меня к Вам есть несколько предложений. Читайте больше великих поэтов. Учите их стихи наизусть. Пытайтесь им подражать. Ну хотя бы так:

    Подражая Блоку

    Али Гаджикурбанов

    Темь, атомы, поля, кометы,   
    Мерцанье недоступных звёзд. 
    Построй хоть лучшие ракеты – 
    Не свить тебе далёких гнёзд. 

    Умрёшь – картина будет та же; 
    Пространства-времени петля:
    Темь, спутники в пустом пейзаже,
    Кометы, атомы, поля.

    Для сравнения привожу здесь оригинал:

    Ночь, улица, фонарь, аптека...

     

    Ночь, улица, фонарь, аптека,

    Бессмысленный и тусклый свет.

    Живи ещё хоть четверть века -

    Все будет так. Исхода нет.

     

    Умрёшь - начнёшь опять сначала

    И повторится все, как встарь:

    Ночь, ледяная рябь канала,

    Аптека, улица, фонарь.

     

    А. Блок

    Искусство должно цеплять. До дрожи, до мурашек, до слёз. Если Вам трудно читать стихи - то хотя бы их послушайте. Послушайте в исполнении хороших артистов. Ну, или хотя бы в исполнении бардов. Так случилось, что в свои шестнадцать лет я познакомился с одним бардом. Ему тогда было что-то около восемнадцати. Чуть-чуть старше меня. Но Боже мой! Какие стихи он сочинял! Я никогда не смогу забыть это абсолютно непередоваемое ощущение. Вроде рядом с тобой совсем не примечательный человек. Только ты связать двух слов не можешь, а он умеет сочинять стихи. Это было так необычно, так странно, так ошеломляюще! Может быть именно поэтому у меня несколько щепетильное отношение к искусству вообще, и к стихам - в частности.

    Рекомендую Вам также послушать лекции Дмитрия Львовича Быкова. Он часто рассказывает очень интересные вещи и очень хорошо читает стихи. И вообще, занимайтесь тем искусством, которое Вам цепляет. Которое за душу берёт. Необходимо чувствовать ткань, фактуру, суть того, что делаешь. Необходимо воспитывать в себе чутьё, тонкое чутьё. Будь то поэзия, музыка или изобразительное искусство. Ну, в общем, как-то так.

    О души желаю Вам творческих успехов и не сомневаюсь, что Вы обязательно найдёте себя в творчестве.

    Добрый вечер, Андрей Валерьевич!

    Хотя у нас уже и ночь. Да и, вообще, бывает сложно отличить нам поздний вечер да от ранней ночи.

    Андрей Валерьевич, спасибо Вам за отклик!

    Про книгу поняла, читать её не буду.

    А насчёт моих так называемых "стихов"... Самоиронию, Вы, видимо, не уловили. Ведь было то обычное приветствие. Вот вроде как "О, добрый день! Я рада видеть Вас! И как у Вас дела?"
    И ничего там больше ведь и не было. По смыслу не было, хоть было много слов. Но не всегда слова несут нагрузку смысловую. Бывают ведь слова и без нагрузки. Как и нагрузка может быть без слов...

    Ну и потом, знаете, не слышала я никогда, чтоб всё же кто-то свой вот комментарий на конкурс на литературный отправлял. Нет, ну, возможно, где-то есть и конкурсы для комментариев, и премии за них дают, и грамоты за них выписывают, но что-то я не слышала вот о таком. Но в нашей жизни всё бывает, возможно, где-то есть, кто знает... Но лично я не стала бы рассматривать тот комментарий, как образец высокого искусства... 

    И я удивлена немало, что речь моя обычная и повседневная, такая будничная и простая, пусть и ритмичная она, вот за стихи могла сойти. Нет-нет, то были не стихи. Была то проза. Проза жизни. Ритмической та проза называется.

    Я не поэт. Ведь я прозаик. Вернее, стать пытаюсь им. Ну а пока я ученик. И ученик, похоже, вечный. А что? Студент вот вечным может быть. Так почему ученику нельзя быть тоже... тоже вечным? 

    ***

    Я не поэт.

    Не каждый, рифму кто плетёт, поэтом может гордо зваться.

    Не каждый, кто плетёт нам паутину, считаться будет пауком.


    Не каждый, рифму кто плетёт, потом он сможет издаваться.

    Не каждый, кто плетёт нам паутину, раздавлен будет каблуком...

    ***

     

    Так я Вам просто предлагаю вкус искусства почувствовать. Это же очень интересно! Можно, конечно, и просто всё время всё рифмовать. Хорошая интеллектуальная гимнастика. В некотором смысле, Вы, может быть, даже более продвинутый человек, чем я. У меня, например, от подобных упражнений весьма быстро кукуха съезжает.

    Короче, читайте хорошие стихи, читайте хорошую прозу и слушайте Дмитрия Быкова. Вот Вам мой совет.

    Андрей Валерьевич, спасибо за совет! Совет хорош, да жаль, что не могу я им пока воспользоваться… Возможно, в будущем смогу? Совет хороший, я не спорю. Сама ведь постоянно думаю о том, как приобщить себя к искусству. Но вот пока не получается…
    И отторгается искусство «организмом»… Это как больной организм пищу отвергает. Вот и мой больной «организм» духовную пищу пока отвергает. Да, пока отвергает. Но я всё надеюсь… надеюсь и жду, когда мой «желудок» попросит еды… Насильно кормить я его не могу. Насильно еда никогда не усвоится. А, может, можно через "зонд"? Да, через "зонд" вливать в себя искусство. Но здесь политься может "из ушей"...

    Я понимаю, что автору нельзя без чтения хороших книг и без искусства. И что без этого не станет человек хорошим автором. Всё это я, конечно, понимаю, а «накормить» себя вот не могу...

    Звучит, конечно, дико. Но в жизни, знаете, чего ведь только не бывает…

    p.s. Вы удивляетесь, как крыша не съезжает, коль говорю и мыслю я «стихами»? Даже не знаю, почему на месте крыша та, привинчена, наверно, туго. 

     

    Есть авторы, что чувствами живут. Есть авторы от головы. Но есть такие, в ком, увы, ни чувств вот нет, ни головы… И что, таких встречала я? Конечно! Я же про себя!

    Андрей Валерьевич, перечитала Ваш я комментарий и показалось мне, что Вы подумали, представив меня лучше, чем что собой я представляю… подумали намного лучше про меня, чем то, что я на самом деле есть… А для меня то неприемлемо. А для меня всё то недопустимо.

    Поэтому на всякий случай, решила я и прояснить. А то ведь чёрт-те-что могли Вы про меня подумать, а то ведь чёрт-те-что могли Вы обо мне ведь "возомнить".

    Готова я казаться хуже, готова, на худой конец, казаться тем, вот кто я есть, но лучше… лучше показаться, так можно ведь и в лужу сесть…

    Да дело вовсе и не в луже, а ложный образ мне не нужен. Предпочитаю я своё лицо… своё лицо всегда носить.

    Да, дело вовсе и не в луже, готова я казаться хуже. Готова я казаться ниже. Ведь это мне, и правда, ближе. Но всё ж не в сторону другую, скажу я сразу напрямую.

    Поэтому решила уточнить, поэтому решила прояснить.

    Да, вот ещё раз уточнить - пишу я, как дышу, ритмическою прозой, НЕ рифмованной. И то не каждый раз - как "повезёт"... Но всё же ведь довольно часто.

    Ритмическою  прозой я пишу, с вкраплениями рифмы иногда, и рифмы самой примитивной, да, немудрящей совсем рифмы. И ритм хромает мой нередко. Всё потому что я нестрого... совсем нестрого к ритму отношусь. Ведь всё же прозу я пишу, а не стихи. И всё же я в поэты не гожусь.

    Рифмованною прозою, мне кажется, и невозможно, и письма все свои писать, и говорить. Ведь если быть всегда во власти рифмы, так ум ведь можно надсадить, а, может быть, и повредить...

    А я не отдаюсь во власть коварной рифмы, всего лишь я во власти ритмов нахожусь...

    p.s. И буду я ещё пытаться, и буду я ещё стараться обычной прозой всё ж учиться говорить. Я этой прозой говорить когда-то ведь давно умела, пусть говорила я и робко, и несмело. Возможно, вспомню навыки я те, возможно, вспомню навыки той речи. А то, бывает, чувствую себя неловко, когда "не к месту" ритмической я прозой говорю, а сделать ничего я не могу...

    Прямой эфир
    29.01.2023 11:39
    Наталья Майорова оставила комментарий к теме в «Поговорим»: ДОМ ЛИСТЬЕВ - СТРАННАЯ КНИГА.



    Наверх
    Владимир Владимирович Шахиджанян прислал Вам письмо с очень важной информацией. Пожалуйста, прочтите сообщение.
    Прочитать