Владимир Шахиджанян: Соло на клавиатуре онлайн

А я счастлив, что в моей жизни есть такие люди, которым я могу сказать «Люблю»

← Поместить свой девиз
Есть вопросы или предложения?
Пишите нам.
Кто вызвал симпатию? Напишите человеку несколько строк!
Гонки на клавиатуре

Жизнь в городе : Детский садик заболел. Глава первая. Городской оазис

Поднять запись

    Чтобы комментировать запись, войдите на сайт, используя свой адрес электронной почты и пароль, или зарегистрируйтесь, если вы этого ещё не сделали.

     

     

     

    Предисловие: https://nabiraem.ru/blogs/megapolis/106238/

    Глава вторая: https://nabiraem.ru/blogs/megapolis/106171/

    Глава третья: https://nabiraem.ru/blogs/megapolis/106185/

    Глава четвёртая: https://nabiraem.ru/blogs/megapolis/106196/

    Глава пятая: https://nabiraem.ru/blogs/megapolis/106204/

    Глава шестая: https://nabiraem.ru/blogs/megapolis/106205/


     

    Глава первая

     

    Городской оазис

     

    Помню, как-то  утром пришли мы с мамой в наш родной детский сад. Прийти-то мы пришли, но сдать меня туда в тот раз не получилось. Не принимал садик детей. В то утро наш обычно весёлый шумный и гостеприимный детский сад был тёмным, хмурым и неприветливым.

    К такому мы с мамой не были готовы. А потому были немного растеряны. Люди всегда теряются, когда нарушаются их планы. Люди теряются, когда нарушается привычный ход событий. Они выглядят потерянными, когда выпадают из привычного ритма жизни.

    Мы повернулись к садику спиной и пошли. Я много раз об этом мечтала! И мне сейчас полагалось радоваться. Но у меня почему-то это не очень получалось. Нет, радость, конечно, была. Была, не скрою. Но была она совсем маленькая. И не очень радостная... Потому что не была чистой. А была со всякими примесями. К ней примешивались самые разные безрадостные чувства.

    Я видела мамину озабоченность. А ребёнок не может радоваться, если взрослому не весело.

    А ещё, дети ведь любят привычный распорядок. И когда что-то идёт не так, детей это тоже выбивает из колеи. А не только взрослых.

    И потом, садик всегда по утрам принимал меня натощак. И теперь мой желудок был не согласен. Не согласен с тем, что мы всё дальше и дальше удалялись от того места, где его каждое утро ждала тарелка с чем-нибудь горячим. И поэтому он протестовал и бунтовал. И требовал соблюдения своих законных прав.

    Есть такая хорошая поговорка: «Стерпится, слюбится!» И я уже столько раз убеждалась в её правоте! Так вот и здесь. Эта поговорка была прямо про меня и про садик. Мы с ним пусть и не полюбили, но давно уже притерпелись друг к другу. Притерпелись и привыкли. Притерпелись настолько, что иногда даже скучали. Скучали, если не виделись.

    И потом мои подружки… «Где они сейчас?», - думала я.

    В общем, мамина озабоченность передалась и мне. И вот мы с мамой шли вместе по улице, одинаково озабоченные и одинаково не знающие что делать.

    - Возьму-ка я тебя с собой на работу! - сказала мне мама.

    - А что я там буду делать? - спросила я.

    - Меня подождёшь. Я отпрошусь у начальника. А потом отвезу тебя к бабушке.

    Я обрадовалась.

    - И ты со мной останешься у бабушки?

    - Нет, - сказала мама. - Я вернусь на работу.

    Моя радость сразу поутихла. Но не полностью. Потому что я теряла маму, но приобретала бабушку.

    На ходу мама строгим тоном провела со мной инструктаж. Вводный инструктаж. На предмет, что можно, а что нельзя делать на работе.

    Мама сказала, что на работе будет много незнакомых мне взрослых людей. Но не все они будут незнакомые. Некоторых я узнаю. Тех, с кем мы вместе ездили на базу отдыха летом. Но с ними нельзя будет разговаривать. И, вообще, на работе нельзя будет ни к кому приставать. Ни с разговорами, ни с расспросами. На работе надо будет вести себя тихо. Неслышно. И незаметно. И не мешать взрослым людям работать.

    Я была ребёнком стеснительным. Стеснительным и серьёзным. Меня и так пугала мамина работа. Без всякого инструктажа. Но после того, как я его прослушала, мамина работа стала пугать меня ещё больше.

    Мы с мамой приближались к величественному и красивому белому зданию. Это сейчас оно какое-то серое. Серое, унылое и неказистое. А в воспоминаниях моего детства оно было огромным. Огромным и белоснежным, утопающим в зелени. В яркой и сочной зелени юной листвы. Это сейчас этот дом также, как и все остальные вокруг, покрылся пыльным налётом. Тем самым налётом, которым покрывается всё без исключения. И этот налёт не всегда украшает то, на чём оседает. Этот налёт - седой налёт времени...

    Тогда мама работала в научно-исследовательском институте. И называлось то здание как-то загадочно. Загадочно и красиво. УралНИТИ. Я и не догадывалась, что это название что-то означает. Что это аббревиатура. Мне это название казалось вполне самодостаточным. Было в нём что-то непонятное. Непонятное, а оттого и красивое. Во всяком случае, мне это название казалось прекрасным. И таким же чистым и звучным, как само здание.

    Мама у меня была молодая и красивая. И её коллеги были такие же. Весёлые, молодые и красивые. И здание тоже. Оно тоже казалось мне таким же, как мама. И таким же, как её коллеги.

    Да оно такое и было. Гармония и стройность, строгость и благородство архитектурных линий. Высокое крыльцо со ступеньками.

    Этот институт не был похож ни на одно здание, которые мне доводилось видеть тогда. Перед ним была небольшая, обрамлённая деревьями площадь, из центра которой пронзал стрелой небо символический памятник. Памятник окружала ухоженная клумба. Ухоженной была не только она. Ухоженной и красивой была и вся территория вокруг.

    Перед зданием была очень большая зелёная зона. И четыре ряда деревьев. Один ряд примыкал к самому зданию. И в этом ряду были не только привычные нашему глазу городские деревья. Там были и стройные красавицы ели с голубовато-серебристым отливом. К ним примыкал кустарник, стоя у них на страже и заботливо укрывая их ноги. Ели были только в первом ряду. В ряду приближённых. Второй ряд деревьев был по другую сторону дороги. А третий и четвёртый ряды были ещё дальше и росли по бокам пешеходной дорожки, образуя все вместе тенистую задумчивую и очень уютную аллею. Деревья росли, сплетаясь вверху своими большими и пышными кронами. Но не смотря на богатые одеяния, тень они давали лёгкую и светлую. Дышалось там очень легко, свободно и приятно. Летом те деревья притеняли путников от изнуряющих лучей, даря им свежий комфорт и живительную прохладу. В ветвях звенела, переливаясь весёлыми негромкими трелями, птичья разноголосица.

    И не смотря на то, что совсем рядом проходили трамвайные пути и гудела автомобилями дорога, это был кусочек отдыха, это был небольшой островок живой природы. Той самой природы, которая всегда с таким большим трудом отвоевывает себе кусочки пространства у каменных джунглей. И чувствует себя при этом гостьей. Непрошеной гостьей, которую милостиво пускают на порог.

    Люди не задерживались на этом островке. Это была проходная зона. Но минуя этот городской оазис, можно было пусть немного, но отдохнуть и расслабиться, и хоть чуть-чуть, хоть самую малость, хоть по капельке, но восстановить свои силы; те силы, которые всегда отнимает промышленный город у своих таких занятых, таких озабоченных и таких вечно спешащих жителей.

    *****

     

    Фотографии взяты из Интернета. Эти аллеи не похожи на ту аллею, про которую я поведала в своём рассказе. Но эти аллеи, найденные на просторах всемирной паутины, мне тоже понравились. Одна - потому что прохладная и с чудесной кружевной тенью. А другая понравилась своей красотой и таинственностью. 

     


    Продолжение следует...

     

    Нравится
    3
    Не нравится
    0
    Вы не можете голосовать за посты.
    53 просмотра
    2 комментария

    Наталья Николаевна, в Вашем посте: «...каждое утро ждала тарелка с чем-нибудь горячим.»

    Родителям нашего садика тоже рекомендовали приводить нас не накормленными завтраком по понятной причине. 
    Помню, что впервые в садике был форшмак и бутерброд со сливочным маслом и маринованной селёдкой, вкуснейшие холодные блюда, горячим был чай. 

    Татьяна Анатольевна, Вы описали удивительно вкусный завтрак, который Вам дали в садике! Во взрослом возрасте я это очень люблю. И даже не просто люблю, а буквально обожаю. А в детском, думаю, я бы это есть не стала. В детском возрасте я была больше ценителем пресной варёной пищи. 

    Но это зависит от вкусового воспитания. Думаю, правильное вкусовое воспитание - с детства дать попробовать как можно больше разнообразных блюд, пригодных для детского питания.

    У нас в садике традиционно была на завтрак каша. Молочная каша с маслом. И горячий чай.

    Прямой эфир
    23.02.2020 00:39
    Алла Азарх оставила комментарий к теме в «Поговорим»: Музыка и развитие способностей
    22.02.2020 20:07
    Игорь Мальтунг оставил комментарий к теме в «Поговорим»: Музыка и развитие способностей
    22.02.2020 18:45
    Оксана Королева добавила объявление в раздел «Ищу Вас»
    22.02.2020 17:00
    Анастасия Малютина оставила комментарий к теме в «Поговорим»: Музыка и развитие способностей
    22.02.2020 17:00
    Вадим Пак создал тему в «Поговорим»: Фильм по мотивам рассказа



    Наверх
    Владимир Владимирович Шахиджанян прислал Вам письмо с очень важной информацией. Пожалуйста, прочтите сообщение.
    Прочитать