Владимир Шахиджанян: Соло на клавиатуре онлайн

Мечтать не вредно - вредно не мечтать!

← Поместить свой девиз
Наши сайты:
ergosolo.ru, 1001.ru
Есть вопросы или предложения?
Пишите нам.
Доставим друг другу радость общения!
Гонки на клавиатуре

Жизнь в городе : Ад перфекциониста или Старый стол.

Поднять запись

    Чтобы комментировать запись, войдите на сайт, используя свой адрес электронной почты и пароль, или зарегистрируйтесь, если вы этого ещё не сделали.

     

     

     

     

    Ад перфекциониста

     

    или

     

    Старый стол

     

    Есть люди-перфекционисты. Я тоже когда-то была такой. Я и сейчас ещё частично. Частично такая. Но всё менее и менее частично. Чему очень рада.

    Это сейчас, когда мне нужны эти свойства личности, я их использую, а когда не нужны - я их отбрасываю. Что очень удобно. Но не всё так просто. Чтобы научиться их отбрасывать, мне пришлось пройти очень долгий и очень болезненный путь.

    Перфекционизм я впитала с молоком матери. Как я уже давно поняла, это качество передаётся через молоко. Меня вскормила своим молоком мать-перфекционистка. Перфекционистка и круглая отличница. Круглая отличница во всём. Во всём, что делает. Школьная золотая медаль, институтский красный диплом, музыкальная школа с отличием. Всё, за что берётся моя мама, тянет на золотую медаль и на красный диплом, не меньше. Я на неё смотрю и удивляюсь. Это же сколько сил физических надо, чтобы пронести перфекционизм, как знамя, через всю свою жизнь! Это достойно не просто уважения, это достойно поклонения. Поклонения стойкости и несгибаемости. Поклонения незыблемости принципов и идеалов. Поклонения самоотверженному труду и силам, на него затрачиваемым.

    Я оказалась сделана не из такой твёрдой породы, как моя мама. И жизнь потихоньку меня обтесала.

    Всех нас сначала воспитывает мама. Потом воспитывает жизнь. При моей физической лени и низких скоростях жизни я, естественно, не могла остаться перфекционисткой. Но перфекционизм выходил из меня очень медленно. Очень медленно и очень постепенно…

    В перфекционисты случайные люди не проникают. Перфекционизм — это состояние души…

    На перфекционизм нужно очень много сил. И физических, и душевных. А у меня их никогда не было.

    Моя проблема была в том, что перфекционизм у меня был высшей пробы, а ни выносливости в делах домашних, ни сноровки, ни сил физических и душевных на перфекционизм столь сильной степени не хватало. Причём, не хватало сильно.

    А ещё была патологическая нелюбовь к делам домашним.

    Как вы понимаете, с набором таких характеристик жизнь человека не может быть лёгкой.

    И я постоянно приходила в столкновение и в противоречие с этой самой жизнью. И больно ударялась обо все углы, из которых и состоит наша многогранная жизнь.

    Чем больше у перфекциониста не хватает сил на его перфекционизм, тем раньше перфекционизм из него выходит и, соответственно, тем быстрее перфекционист перестаёт быть перфекционистом. Но из меня перфекционизм выходил медленно. И по частям.

    Я постоянно ничего не успевала и у меня постоянно была пыль и грязь по углам. Что доставляло мне, как перфекционисту, огромные моральные страдания. Это сейчас я научилась смотреть на эту пыль, ничего не испытывая. Но для этого мне пришлось пройти очень долгий… очень долгий и очень тяжёлый путь…

    Да, пыль у нас лежала везде… И не только по углам. Она там лежала, пока я до блеска натирала сковородки и кастрюли на кухне, страшно гордясь тем, что на них нет ни единого пятнышка и что их впору отправлять на выставку. Выставку достижений идиотизма… в смысле, перфекционизма.

    Каждое утро я тогда начинала с отмывания плиты на кухне. Потом я начала её мыть не каждый день. Потом всё реже и реже. Как-то к нам пришёл газовщик и спросил, сколько лет нашей плите. Я сказала тогда, что ей двадцать лет. Нет, я её не состарила искусственно. Столько лет ей и было. Газовщик не поверил. Она сияла, как новенькая. Он решил, что мы недавно её купили. Это сейчас у меня свежекупленная плита выглядит на все двадцать пять. Это сейчас моя плита быстро состарилась… А тогдашняя моя плита гордо сияла своими начищенными боками и страшно гордилась собой.

    И я тоже была страшно горда. Горда собой и плитой. И с удовольствием, в сотый раз, пересказывала мужу комплименты моей плите от представителя службы газа. И не понимала, почему же муж бледнеет и хватается за сердце...

    Я тогда очень болезненно воспринимала любые пятна. Хоть на мебели, хоть на одежде. Пятна на совести я воспринимала куда как легче.

    Сколько времени я потратила, отстирывая на руках детские вещички, страшно вспомнить! Самое маленькое пятнышко на детской одежде для меня было большой моральной травмой и огромной проблемой. Но я прочитала в одной книге, что детям полезно для их развития пачкаться в грязи (самой-то мне этого не позволяли — я была неестественно аккуратным ребёнком. Да других детей у матерей-перфекционисток и не бывает.)

    Так вот, у моих детей были разные комплекты одежды. Одни для улицы, другие для светских выходов — то есть выходов за пределы двора.

    Ту одежду, что была для прогулок — можно было пачкать сколько душе угодно. А за другой я следила очень бдительно. И не позволяла испортить её внешний вид.

    У меня посреди всеобщей грязи и всеобщего хаоса было несколько «пунктиков», через которые я никак не могла переступить. И у нас в доме посреди безбрежного океана хаоса, грязи и пыли сияли, начищенные до блеска, островки. Этакие пятнышки перфекциониста. Эти островки, как я понимаю, подсознательно создавались мной, чтобы я на них могла отдохнуть душой. Это были целебные пятнышки. Это были пятна силы. От них я этой силой и подпитывалась, приходя по нескольку раз в день взглянуть на них. Взглянуть, чтобы отвести душу. Подойти, постоять и полюбоваться. И подпитаться. Как батарейка.

    Было несколько случаев из жизни, которые мне запомнились. Это, конечно, же старый стол в старом доме. Как всякий перфекционист, я признавала только новые вещи. Без трещинок, без зазубринок и без пятнышек. Желательно, белоснежные. И желательно с поверхностями, не впитывающими грязь. Для этого лучше всего подходили фарфор, эмаль, пластик. Любовь к предметам из дерева и из глины пришла намного позже. Когда я перестала быть перфекционистом.

    Так вот, был у нас в очень старом доме очень старый стол. Я не знала, с какого времени этот стол не мыли. Потому что я переехала тогда в тот дом недавно. И мне представлялось поэтому, что тот стол не мыли с сотворения мира. И однажды я решила это исправить. Стол не казался таким уж грязным. Он вообще не казался испачканным. Он выглядел вполне прилично. Этот стол мог обмануть кого угодно, думала я. Кого угодно, но только не меня. Я-то всё про него знала…

    Я-то знала - чтобы этот стол можно было перевести в разряд чистых, ему нужно было пройти многочасовую обработку с применением всех мыслимых и немыслимых моющих и убивающих микробы средств и огромного количества воды. На мытьё этого стола решиться было непросто… Я-то знала, что помывка этого стола будет приравнена к стихийному бедствию. Я это знала. Но я не знала, что это будет так сложно.

    Я долго морально к этому готовилась. Пока однажды не решилась. И вот, наконец, настал он - Час Икс.

    Все домочадцы робко жались по углам, не рискуя показывать и носа. Стол торжественно был выдвинут на середину кухни. Рядом стояли вёдра с водой, всевозможные бутыли моющих и дезинфицирующих средств всех размеров, форм и расцветок и рядом лежала огромная куча тряпок, из которой я выуживала очередную «жертву», проверяла её на качество, подвергала тщательному анализу и, выставляя большинству из них плохую оценку, отбрасывала. Мне нужны были подходящие размеры, мягкость, способность поглощать влагу и износостойкость. Зачем мне нужна была износостойкость? Чтобы тряпка могла выдержать многочасовой марафон и не состариться преждевременно при этом. Не состариться и не отдать концы.

    Итак, я полностью была поглощена процессом. Мои родные до этого священнодействия не допускались. Главной их задачей в тот день было — не мешать мне и не отвлекать меня от столь важного дела, требующего предельной концентрации и сосредоточения.

    Оглядываясь назад, я понимаю, что если бы мы обладали способностью заглядывать в будущее, я никогда не решилась бы на мытьё этого стола. Я ни за что не отдала бы добровольно столько сил, энергии и столько лет жизни! Но я всего этого ещё не знала, а потому, неосмотрительно приступила к этому многочасовому изматывающему марафону.

    Шёл восьмой час банных процедур кухонного стола...

    Я мыла и мыла этот стол и процесс плавно перетекал в нескончаемый. В отличие от окружающих, я слишком хорошо понимала, что этот стол мне никогда не отмыть. Слишком много у него было непокрашенных поверхностей, в которые могло въесться всё, что угодно. Слишком много у этого стола было труднодоступных щелей, в которые никогда не проникнет рука человека, даже вооружённая хозяйственными зубными щётками, пинцетами, шилом и прочими хирургическими инструментами... в смысле хитроумными приспособлениями для выуживания всего, что только можно выудить из щелей, сколько бы микрон толщины в них не было...

    Время шло и я приходила в отчаяние. Со мной вместе приходила в отчаяние и вся моя семья. Я думаю, если бы они тоже обладали способностью заглядывать в будущее, они никогда не дали бы мне взяться за мытьё этого стола. Они встали бы у меня на пути плотной стеной и не подпустили бы меня к нему.

    Муж мой тогда ещё отличался завидным терпением. И он просто ходил целый день голодный с огромными несчастными глазами и время от времени робко предлагал мне помыть тот стол вместо меня. Все его предложения отвергались мною с негодованием. С негодованием и с ужасом. Муж не был перфекционистом. А потому дела делал быстро. И поэтому я их ему никогда и не доверяла.

    Когда я вспоминаю, как я мыла тот стол, мне кажется, что я его не просто мыла. Мне кажется сейчас, что я с него пыталась смыть если и не пыль веков, то уж налёт-то времени точно…

    Мы с моим мужем идём рука об руку по жизни уже более тридцати лет. Но он всё ещё припоминает мне этот стол...

    Не каждый способен выдержать совместную жизнь с перфекционистом.

    Перфекционизм, помноженный на идиотизм, помноженный на отсутствие тормозов, помноженный на аккуратность, возведённую в абсолют - страшная сила! Страшная и для окружающих, и для самого носителя столь ценных... столь редких и необычных качеств.

     

     

    Нравится
    3
    Не нравится
    0
    Вы не можете голосовать за посты.
    30 просмотров
    Комментариев нет
    Прямой эфир
    02.12.2020 14:49
    Валерия Мартемьянова создала тему в «Поговорим»: 2 декабря
    02.12.2020 07:17
    Наталья Майорова оставила комментарий к теме в «Поговорим»: Царица наук
    02.12.2020 07:00
    Татьяна Иванова оставила комментарий к теме в «Поговорим»: Царица наук
    02.12.2020 06:09
    Наталья Майорова создала тему в «Поговорим»: Царица наук
    02.12.2020 04:56
    Наталья Майорова создала тему в «Поговорим»: Картинки из интернета



    Наверх
    Владимир Владимирович Шахиджанян прислал Вам письмо с очень важной информацией. Пожалуйста, прочтите сообщение.
    Прочитать